Основатель Сёриндзи Кэмпо

Семья Накано Мичиоми

Отцом-основателем Сёриндзи Кэмпо в его современном виде стал японский Мастер Со Досин (имя при рождении — Накано Мичиоми).

Он родился 10-го февраля 1911 г. в родном доме матери в деревне Яма-сон в префектуре Окаяма. Накано был старшим сыном офицера таможенной службы.

В возрасте 8 лет мальчик потерял отца. Матери, работавшей помощником учителя, пришлось подрабатывать кройкой и шитьем. Однако, содержать хоть в каком-то достатке семью (у Накано было две младшие сестры) становилось всё сложнее. Довольно скоро, не выдержав тяжелой физической и психологической нагрузки, мать малолетнего Мичиоми серьезно заболела. Мальчик, как мог, поддерживал сестер, помогал матери готовить пищу, стирать, выполнял различные работы по дому. Однако мать, доведенная до отчаяния нищетой и болезнью, стала искать спасения в религии, вступила в одну из религиозных общин, а вскоре поступила в школу-пансионат при штаб-квартире этого объединения, готовившую проповедников. Семья Накано Мичиоми распалась.

Родственники (по материнской линии) взяли к себе на воспитание сестер Накано, а мальчика было решено отправить на попечение к деду (по отцовской линии), который проживал в Манчжурии.

Со Сигэтоо (так звали дедушку молодого Накано) работал в одном из отделов Маньчжурской железной дороги. Он был уважаемым человеком, и, к тому же, славился, как мастер Будо, известный под прозвищем «Профессор кэндо». В свободное время он преподавал внуку основы кэндо, со-дзюцу, различных направлений дзю-дзюцу. Уроки мудрого Сигэтоо стали первым серьезным знакомством Накано Мичиоми с боевыми искусствами Дальнего Востока.

В мае 1926 года в дом Со Сигэтоо пришла телеграмма о критическом состоянии здоровья матери Накано. Молодой человек спешно вернулся в Японию. Однако его бдения у постели матери оказались тщетны, и на третий день после его приезда она скончалась.

«Беда не приходит одна». Так гласит народная мудрость. Так случилось и в жизни Мичиоми. В августе того же, 1926 года, умерла младшая сестра Накано. В апреле следующего — старшая. А летом 1927 скоропостижно умер и Со Сигэтоо (хотя при жизни отличался отменным здоровьем).
Накано Мичиоми остался один. Без близких. Без защиты. Без денег на поддержание жизни.

Потеряв семью, молодой человек переезжает в Токио, где поселяется в доме у Тояма Мицуо — одного из руководителей тайного ультранационалистического общества «Кокурю-кай» (Ассоциация Чёрного Дракона).
Этому не приходится удивляться. Япония того времени находилась в состоянии крайнего упадка. В стране бушевали бури экономической паники, в банках не было денег, повсеместно приходили в упадок компании и фабрики, росла безработица.

На этом фоне возникло огромное количество тайных организаций, обществ и ассоциаций, провозглашавших себя спасителями веры и Японии.
«Кокурю-кай» — организация из их числа. А, поскольку, все мужчины семьи Накано состояли в данном обществе, у молодого человека не было иного пути, кроме как обратиться за помощью к Тояма Мицуо.

«Чтобы преодолеть беспрецедентные национальные трудности, я был бы счастлив стать пешкой, жертвуемой ради подъема японского народа». Вот какие мысли и чувства переполняли тогда молодого Накано.
Желая воплотить свои помыслы в реальность, молодой человек добровольно вызывается снова отправиться в Манчжурию, где в 1928 году он и вступил в корпус Специальных маневров.

Трудно сказать, зачем Накано Мичиоми, в действительности, направился в Китай. Многие историографы считают, что молодой японец выполнял секретное задание общества «Кокурю-кай». Некоторые считают, что это был просто душевный порыв, зовущий к защите интересов Японии. Но, как бы то ни было, доподлинно известно, что по прибытии в Манчжурию, Накано Мичиоми не только был принят в корпус «Специальных маневров», но и поступил в религиозную Даосскую школу, где его стал опекать Учитель Чен Лянг (известен так же под именами Чен Рё и Чен Лао Ши).

Практика под руководством настоящего Мастера стала первым знакомством Накано с Законом Будды и китайскими разновидностями кэмпо.

Мастер Чен был очень уважаемым человеком. Это обусловливалось тем, что он занимал важное место в иерархии китайского тайного общества «Дзай-дзя Ли» и был Сифу (главным Учителем) Школы «Байлянь-ше цюань» («Кулак белого лотоса»), уходящей корнями в храм «Шаолинь-сы».

Два года Накано практиковался под руководством Учителя Чен Лянга. Они много путешествовали, встречались с главами различных тайных организаций и Школ боевых искусств. Практически, молодой японец получил уникальный шанс (может быть, один из миллиона) изучать философию и технику старых китайских школ «из первых рук».

С течением времени и под впечатлением тех многочисленных встреч, которые произошли в жизни Накано в описываемый период, его взгляды на идеи, пропагандируемые обществом «Какурю-Кай» стали существенно меняться. Все чаще он задавал себе вопрос о том, что может принести людям война и неистовое стремление к развитию воинственности? Зачем люди убивают друг друга, а не стараются жить в мире и согласии? И, наконец, в чем и как можно найти гармонию жизни?

Новые мысли будоражили ум и сознание молодого японского мастера и именно они, в последствии, изменили весь жизненный путь и взгляды Накано Мичиоми.
После 2-х лет практики под руководством мастера Чен Лянга, Накано Мичиоми, в связи с болезнью, вернулся в Японию.

Через год, в январе 1931 года, молодой человек поступил на службу в Первый Авиационный корпус, расквартированный в префектуре Гифу. Однако, вскоре, вследствие ужасного приступа лихорадки, он тяжело заболел и был помещен в госпиталь в тяжелом состоянии. Следствием лихорадки стала серьезная болезнь сердца. Врачи предрекли молодому человеку всего год жизни и с этим вердиктом уволили его из армии.

Полагая, что ему осталось жить всего один год, Накано, в третий раз, едет в Манчжурию. Надеясь на понимание и помощь учителя Чена, он возвращается в Даосскую Школу, где рассказывает Мастеру о своей болезни и приговоре врачей.
Возмущению Мастера Чена не было предела. «Кто это решил, что ты умрешь в течение года??!!! Судьба, предопределенная небесами, находится за пределами человеческого понимания. Случайно ты не умрешь. Пока не истечет срок, отведенный небесами, людям нужно работать, вкладывая в это весь свой дух!»

Такими словами встретил Учитель сообщение Накано о его близкой кончине.
После этого разговора, мастер Чен серьезно занялся здоровьем своего ученика. Воздействуя на биологически активные точки тела, регулируя деятельность энергетических каналов и восстанавливая функции связок и костей, старый учитель добился значительного улучшения здоровья Накано.

В будущем, элементы этой медицинской практики войдут в Сёриндзи Кэмпо, как Сэй Хо (раздел восстановления потенциала).
Судьба подарила Накано Мичиоми еще одну замечательную встречу. Будучи в Пекине, Чен Лянг представил своего ученика выдающемуся знатоку боевых искусств, Верховному Учителю Школы «Ихэмэнь- Цюань» («Ворота врат справедливости») Мастеру Вэнь Тайцзонгу (известен также, как Со Бунта). Воспользовавшись любезным приглашением старого Учителя, молодой человек, с удовольствием начал изучать под его руководством новые для себя техники.

Со Досин в годы, предшествующие началу 2-й мировой войны

Новый ученик быстро снискал любовь и уважение Мастера Вэня. Неистовое трудолюбие и доброжелательность стали залогом этого.
1936 год. Осень. На торжественной церемонии, проведенной на руинах храма «Шаолинь-сы», Верховный Учитель (в 20-м поколении) Школы «Ихэмэнь-цюань» (Школа Северного Шаолиня «Ворота врат справедливости») Вэнь Танцзонг провозгласил своего ученика Накано Мичиоми 21-м Патриархом школы. Председательствовал на церемонии первосвященник «Шаолинь-сы» (он был старым другом мастера Вэня) и он же засвидетельствовал передачу учительской мантии молодому Мастеру.

Это событие перевернуло всю дальнейшую жизнь Накано Мичиоми и именно с этого периода он берет себе имя Со Досин.

Последующие годы жизни молодого Мастера были заполнены тем, что он еще более углубленно изучал и практиковал боевые искусства, знакомился с конфуцианством, даосизмом, буддизмом, занимался медициной, психологией и психопрактикой и даже проявил интерес к мистическим практикам и магии.

Мысль о создании, в будущем, собственной Школы, тогда еще не была сформирована в сознании молодого Со Досина. Однако, все, что он изучил и с чем познакомился в Китае, так или иначе, сыграло (в дальнейшем) важнейшую роль в деле, которому Мастер посвятил всю свою жизнь.
9 августа 1945 года крупные механизированные соединения Советской Армии прорвали границу на всех направлениях и вторглись в пределы Манчжурии. Одновременно с этим, важные военные объекты подверглись ожесточенной авиабомбардировке.

Со Досин встретил эти события в маленьком приграничном городке на востоке Манчжурии, где была расквартирована одна из дивизий Японской армии. Увиденное там в это время, глубоко поразило молодого Со. Полиция стала срочно мобилизовать всех мужчин из числа гражданских японцев, вооружать их деревянными (!!!) ружьями и выставлять на охрану военных объектов. Сама же дивизия и ее штаб, не вступая в бои с Советской Армией, бросила все имущество и отступила, сославшись на то, что будет вести оборонительные бои на второй линии обороны, находившейся в тылу.

Таким образом, в городке остались немногочисленные, срочно мобилизованные с гражданки, мужчины да женщины с детьми из числа местных жителей. Подразделения же военной полиции, сразу после полуночи, вместе со всеми военными и их семьями бесследно исчезли из города.

«Я бежал, увидев вступление передовых частей Советской Армии в этот брошенный японской армией приграничный городок Манчжурии. …На собственной шкуре испытал суровую действительность международной политики, в которой интересы государства и нации ставятся выше идеологии, религии, морали, а прав тот, кто сильнее.

Драгоценный опыт,… который я получил тогда, позволил мне понять,… по-новому осознать… и сформулировать цель своей последующей жизнедеятельности.

Я постиг, что нет другого пути достижения подлинного мира, если все не будет вершиться на основе принципа „человечности“,… (Я) принял решение, что, если, паче чаяния, вернусь на родину живым, то открою собственную школу, где соберу всех желающих молодых людей для проповеди им Пути добра,… справедливости, …мужества, уверенности в себе… (И) таким образом воспитаю личности, которые… послужат возрождению страны предков». Такими словами вспоминал Со Досин 1945 год.
В Китае Со Досин оставался еще около года и только в 1946 году он вернулся на родину.

Со Досин после возвращения в Японию

Нельзя сказать, что Япония приняла Со-Сэнсэя с распростертыми объятиями. Экономический и политический хаос, царившие в стране после окончания войны, до неузнаваемости изменили не только саму Японию, но и ее жителей. На Со Досина, проведшего вдали от Родины почти 27 лет, знающего Японию только по своим детским и юношеским впечатлениям, увиденное было чудовищно шокирующим.

Молодежь не желала работать, не верила в будущее возрождение из хаоса, банки и корпорации терпели колоссальные убытки, прозападные взгляды превалировали в обществе, а национальный дух японцев (чем они всегда так гордились) и их вера в себя превратились в пустые, ничего не значащие слова.

Пораженный увиденным, Со Досин решает сделать все для того, чтобы вернуть своему народу самобытность, национальную гордость и самоуважение.
Для воплощения этой идеи в жизнь он едет в Осаку, где целый год работает брокером на «черном» рынке. Заработав некоторые средства, молодой Мастер перебирается в префектуру Кагава (на острове Сикоку), где одним из высокопоставленных чиновников работал его друг.

Там, в небольшом портовом городишке Тадотсу, Со Досин покупает дом, и (постоянно помня о своем желании воспитать в японцах истинные национальные ценности) открывает свой первый тренировочный зал-храм для всех желающих.

Основатель Сёриндзи Кэмпо — Со Досин (Накано Мичиоми)




© Copyright: www.shorinji-moscow.ru

Использование материалов без согласования с администрацией запрещается. Все права защищены.